Эра милосердия
Гайдзин в своём отечестве
Никогда не забывайте, что рай, который вы для себя вымечтали - это чей-то ад. Очень может быть, что и ваш собственный тоже.
Когда я была младше и глупее, я хотела для себя пенелопьей доли. Думала в одночасье, что смирение - синоним мудрости, а кроткие - блаженны, ибо они наследуют землю. Канадская шаманка тогда ещё не расставила все точки над еженощным распусканием савана, а моя глупая голова была полна блёстками и пылью. Высшее благо, мнилось мне, - не сводить глаз с горизонта. Я даже сейчас могу, если очень напрягусь, вспомнить чувство, с которым обещала ждать столько, сколько будет нужно, когда оно совершенно того не стоило. Это был мой личный сорт замшелой, душераздирающе мещанской, абсолютно фригидной женской доли.
Но - вы помните? - только тот, кто своих уничтожит богов, может стать настоящим героем. Я чуть-чуть постарела и стала немного больше себя уважать, хотя так и не начала себя любить. Нащупала другой рецепт счастья - только теперь не из говна, палок, границ и условностей. И ей-богу, идёшь ты на хуй, Пенелопа. И не только ты, места там на всех хватит.

@темы: Белая стая