• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:56 

«Before I go to sleep», 2014

Гайдзин в своём отечестве
Этот год для Колина Фёрта чертовски урожайный: в России запоздало вышла военная драма «Возмездие», дурацкая вудиалленовская «Магия лунного света», а в начале следующего года до экранов доберётся «Kingsman». И «Прежде чем я усну», которое даже при первом взгляде на трейлер было очень так себе, я тоже почему-то не пропустила.
Пресса старательно смешала фильм с говном и позорно заклеймила унылым клоном нолановского «Мементо», от сравнения с которым удержаться действительно трудно. Больше триллер чем детектив и больше драма чем триллер, это восхитительно линейный фильм. Если даже спустя половину общего хронометража вы не догадаетесь, что на самом деле происходит, вы скорее всего последние пятьдесят лет провели в каком-то бункере без телевизора и в жизни не читали даже Донцову. Сценарий кидает зрителя от одной крайности восприятия в другую так стройно и размеренно, что можно с минимальными погрешностями предсказывать следующий сюжетный ход. История настолько типичная, что от финального раскрытия всех карт не испытываешь никакого удовлетворения. Пусть неосознанно, интуитивно ты чего-то подобного и ждёшь, подсознательно не идя по ложному следу, который несколько раз подбрасывается зрителю.
Динамика фильма хороша, наполнение серьёзно хромает, актёры стараются, но при всём желании придать образам и истории хоть какую-то глубину они одни не в силах. Неплохую картинку портят лишь бездарно смонтированные флешбеки. Смотреть приятно, мозг включать не нужно, искать мораль бесполезно. Рекомендуется к просмотру любителям Фёрта и Кидман, их дуэт и вправду вытягивает если не всё, то многое. Фёрту и Кидман рекомендуется внимательнее относиться к выбору проектов.

Проходняк, от которого бессмысленно чего-то ждать, тоже должен иметь право на существование, и в нём иногда должны принимать участие даже те звёзды, которые в первый эшелон попали не случайно. Я к тому, что лучше посмотрю десяток таких посредственных и быстро забывающихся фильмов со знакомыми любимыми лицами, чем хоть раз позволю себе хотя бы взглянуть в сторону вульгарной Софи Марсо, которая на старости лет считает возможным сняться в озорной и изящной БЛЯТЬ комедии «Хочешь или нет?», уже один похабный трейлер которой - эталонный образец дурновкусия и антисексуальности.

@темы: Кино

07:56 

Гайдзин в своём отечестве

В «Горхонском листке» выложили анкеты участников конкурса квент! Искренне призываю ознакомиться с работами участников и голосовать за Эльку. Там действительно есть что почитать и над чем подумать.

@темы: Ice-Pick Lodge, Мор. Утопия

00:26 

Гайдзин в своём отечестве
«Не нужно говорить о фашизме. Фашизм нужно уничтожить, вместе со всем, что с ним связано, включая разговоры.»
Самое страшное, что я услышала... за долгое, долгое время.
Перестать говорить о чём-то - последний шаг перед тем, как сделать вид, будто этого нет.
«Я помню, как слова начали менять свой смысл.»
А там, глядишь, мы действительно уберём все упоминания о Гитлере из учебников истории. И заодно ещё что-нибудь уберём, поменяем, о чём-то умолчим. Неудобном. А потом и добавим что-нибудь от себя.
Кино эту страну уже не спасёт. Одна одежда на образование, причём всё чаще - на самостоятельное.

@темы: Белая стая

15:05 

Гайдзин в своём отечестве
Коробит меня мода проверять на тест Бехдель ЛЮБОЙ фильм. В совсем недавней статье довелось прочитать буквально следующее: "если представить, что все это время одна половина человечества наблюдала за играми другой половины через замочную скважину, то становится понятно, что от этой культуры не должно остаться камня на камне."
Я всецело за равенство и против любого рода дискриминации. Сексистов, несущих свой сексизм с гордостью, презираю особенно. Но делать тест Бехдель мерилом хорошего кино отказываюсь.
Во-первых, у меня язык не поворачивается говорить, например, с этой точки зрения о «Побеге из Шоушенка»: казалось бы, в фильме всего одна женщина, и её убивают на первой минуте, а затем до самых титров мужчины говорят только с мужчинами и в основном о мужчинах или как минимум о делах мужицких. Фильм для меня ни разу не священная корова, но стоит ли чего-то иного ждать в обстоятельствах, где 99,9% действия разворачиваются на территории мужской тюрьмы? Женщины туда не монтируются ни под каким предлогом, то есть - вообще! И, если относительно близкой по ощущениям «Зелёной мили» ещё можно спорить о том, делает ли это фильм хуже (с чем я не согласна), то здесь - вряд ли.
Есть обстоятельства, в которые женщины не монтируются исторически. Такие, как тюрьмы, армия или гей-тусовка, которая во времена Милка плохо коррелировала с лесби-тусовкой. Я спрашиваю себя: люблю ли я меньше «Филадельфию» только потому, что присутствующие там женщины между собой не разговаривают? Кстати, и в «Харви Милке», и в «Филадельфии» некоторые женщины являются чуть ли не самыми приятными персонажами.
Только формально тест Бехдель проходит «Северная страна»: море женщин, но почти всегда они так или иначе говорят о мужчинах или как минимум о вещах, с мужчинами тесно связанными. Потому что речь в фильме как раз о дискриминации, и ни у кого, кто фильм видел, не может возникнуть никаких подозрений, что создатели находились под влиянием патриархальной культуры: как раз она там порицается нещадно.
Зато безусловная техническая победа у «Восьми женщин»: частенько героини действительно таки говорят не о мужчинах. К тому же, все они названы по имени и недурно проработаны как персонажи - тоже практически обязательные признаки прохождения теста. Но не надо глубоко вглядываться, чтобы увидеть, что вся история и структура сценария всё же вертится вокруг отдельно взятой небольшой мужской пиписьки.
Тест Бехдель проходит «Чужой», но не проходит «Терминатор». Я всегда считала, что в американском кино всего два настоящих мужика: Эллен Рипли и Сара Коннор. Получается, что одна из них живёт в правильном мире равноправия, а вторая - в отвратительной сексистской поделке, и наплевать, кем является каждая сама по себе.
Очень легко говорить о релевантности теста Бехдель, когда его безоговорочно проходят «Часы». Но становятся ли хоть на самую малость лучше «Подружки невесты» и прочее дефектно-дебильное дегенеративное дерьмо только из-за лёгкого прохождения теста, вне зависимости от общего посыла и наличия неоднозначных ситуаций?
Как быть с фильмами, где всего ОДИН герой, или всего два, и хотя бы один из них - не женщина?
Я не говорю, что это плохой, негодный тест. Разумеется, множество блокбастеров и вообще мейнстримного кинематографа с точки зрения феминизма выглядят чудовищно - и небезосновательно. Но я не могу заставить себя делить кино на годное и негодное по единственному признаку, который иногда просто некорректно применять.
Когда изменится общество - изменится и кино. А у общества ещё слишком много проблем и пороков, чтобы мгновенно стать идеальным.

@темы: Кино

23:22 

«Зильс Мария», 2014

Гайдзин в своём отечестве
Если Кристен Стюарт вырастет в серьёзную большую актрису, она будет вспоминать не те свои ранние фильмы, с которыми ассоциируется у большинства. Она не будет говорить о «Белоснежке и охотнике» и о саге, название которой всуе лучше не упоминать. Если она будет умницей, то вспомнит «На дороге», «В диких условиях», или, быть может, «Ранэвейс», и она точно не имеет права забыть об «Облаках Зильс Марии». Потому что здесь широкий зритель имеет шанс впервые увидеть, что у неё интересное лицо, приятный голос и отличные способности ко взаимодействию с другими актёрами - что, согласитесь, не последнее дело, если в партнёршах у тебя Жюльет Бинош. И удивительно видеть, как старлетка Морец, играющая точно такую же старлетку, выглядит точно так же, как её героиня Джо-Энн рядом с именитой, состоявшейся Марией Эндерс. Благодаря этому дивному эффекту зрителю приходится воспринимать историю аж на трёх уровнях, и перед нами выворачиваются наизнанку сразу исполнительницы, их героини и героини их героинь. При этом никакой путаницы, никаких сложных аллюзий и многоуровневых систем отношений: всё так эмоционально и глубоко именно оттого, что довольно прозрачно.
Тема преемственности поколений пронизывает каждую линию этой многослойной картины. В триаде главных женщин в конце концов путаешься - кто кому приходит на смену? Кто кого наследует, кто до чьей души пытается достучаться. На фоне действительно завораживающих швейцарских пейзажей и театральных подмостков произойдёт столько катарсисов, что и не сосчитать.
Одним словом, Даниэль Брюль - идиот, что не согласился сниматься. Но с другой стороны, русский зритель получил возможность увидеть увидеть абсолютно неизвестного в наших краях, но очень интересного Ларса Эйдингера.
Давно ничего лучше не смотрела.

@темы: Кино

00:21 

Гайдзин в своём отечестве
Иногда мне всерьёз хочется примириться со своими чудовищами. Просто однажды без особого повода прекратить эту бесконечную бесплодную войну и посмотреть на них... глазами любви, что ли. Заручиться их поддержкой, впустить их в свой мир, раскрыть им объятия и сделать частью самой себя. Понять, в какой удивительной гармонии мы всегда существовали.
Но это романтическое настроение у меня обычно быстро проходит.
Потому что некоторые вещи не забываются и не прощаются. И я с ледяным ужасом понимаю, что не хочу этих монстров внутри себя.

@темы: Белая стая

URL
18:34 

Гайдзин в своём отечестве
Флешмоб под кодовым названием "или — или". Желающим задаю по пять вопросов. Отвечаете развернуто у себя. Ответы типа «и то и другое» или «ни то ни другое» не принимаются.

Мне от bocca_chiusa

1. Начало или финал?
Говорят, что лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас, и я склонна с этим согласиться. Всё конечно. Даже Вселенная, согласно некоторым теориям, что уж говорить о более прозаичных и элементарных вещах. Я не люблю неоконченных дел, невозвращённых долгов и неисполненных мечт. Каждый такой незавершённый гештальт - натуральная петля на моей шее. Так что мне просто жизненно необходимо приводить всё к логическому завершению - особенно сейчас, когда всего перечисленного в жизни чересчур много.

2. Книга или фильм?
И тут я приготовилась быть побита камнями :gigi:
Потому что я люблю кино. Безотносительно того, плохое оно или хорошее. Просто потому, что оно существует. Кино как экранный феномен, как изобразительную форму и как явление. Как вид искусства, где пресловутая "рожа автора" лезет изо всех щелей, но восприятие всё равно целиком и полностью зависит от зрителя. Как индустрию только не люблю.
Но в последнее время я больше читаю.

3. Европейская часть или Зауралье?
Если речь о России, то ни то, ни другое Европейская часть. Потому что в Москве мне комфортнее, чем в Омске. А больше я толком нигде не была.

4. Дружба или страсть?
Страсти - это вообще очень плохо. Это по определению слово с резко негативным окрасом, если брать литературное значение. Нечто быстротечное и смертоносное, что оставляет после себя хорошо если пепел. Дружба без страсти существовать может прекрасно, а вот ничем больше не подкреплённая страсть - это уже не очень надёжно, да и опасно.

5. Канон или фанон?
Скорее фанон. Потому что мне моя зона комфорта дороже всего, а Профессор иногда всё-таки был не прав.

@темы: Тесты, флешмобы, ад и погибель

04:48 

Гайдзин в своём отечестве

Просрать все полимеры - в этом вся Эра. Конечно, внести хоть какой-то вклад - это лучше, чем ничего, и всё равно я себя люто порицаю.
Но вообще-то мне хочется признаться в любви всем, с кем я была в одной команде. Такой атмосферы товарищества и увлечённости общим делом нет больше нигде. Я чувствовала себя буквально гражданином того самого государства хороших людей, о котором говорил один наш общий знакомый.
Спасибо.
Я люблю вас.

@темы: ФБ, Ice-Pick Lodge

15:41 

Гайдзин в своём отечестве
Чёрт меня дёрнул решить почитать «Класс коррекции», польстившись на небольшой объём. Снятый по мотивам этой повести фильм не имеет к ней совершенно никакого отношения кроме собственно идеи, поэтому забудем о нём.
По ходу чтения первой половины меня довольно часто посещали мысли о том, что повествование сильно перекликается с «Домом, в котором». Дети из класса коррекции, часть из которых - натурально инвалиды, имеют возможность попасть во что-то вроде параллельного мира, законы и логика которого меняются в зависимости от того, кто туда входит. Механизм действия этого явления туманный. К тому же, в манере подачи Мурашовой напрягало ровно то же, что у Петросян: намеренная недосказанность.
Всё это казалось мне совпадением, пока в тексте не мелькнул персонаж по кличке Шакал Табаки.
Как может догадаться почтеннейшая публика, у меня чуть глаз не выпал.

Проясню всего одну вещь: я не люблю «Дом». Но это моё личное дело и моя личная половая проблема. «Дом» - чудовищно переоценённая, непростительно затянутая и во многом неправдоподобная книга. Но при этом это ХОРОШАЯ книга, и я прекрасно понимаю тех, кто её любит и находит для себя чем-то особенным. Мне жаль, что я этого не почувствовала. Но он впускает в себя не всех, это правда. Так что намеренно выгораживать «Дом» я не намерена, но случай, как бы помягче сказать, вопиющий.

«Класс коррекции» издан раньше, чем «Дом», но написан позже, если верить истории о долгом тенистом пути «Дома» к печати. «Класс» в десять раз короче, написан сильно проще, если не сказать - примитивнее. Дети ещё меньше похожи на настоящих, чем дети из Дома, которые совершенно не воспринимались бы на свой возраст, если бы мы не знали, что они воспитанники интерната.
К слову, мне совершенно непонятно, почему же некоторым людям так БОЛЪНО читать «Класс». Он довольно жизненный в некоторых бытовых моментах, но в общем даже деликатен, когда дело касается серьёзных тяжёлых вопросов. Это ж какой фиалкой надо быть, чтобы распускать сопли, как только на горизонте появляются больные дети и прочие бездомные котята? Это жизнь, реагировать истерикой на каждое упоминание неудобной темы - лицемерие. В эксплуатации темы людей с ограниченными возможностями проще обвинить, конечно, «Дом», но справедливее это будет по отношению к «Классу».

Хотела ещё сказать, что сквозь географа, единственного взрослого с человеческим лицом в повести, на меня грустно поглядывал Служкин, но это люди в интернетах давно заметили и без меня. А вот Шакалы Табаки в таких количествах на дорогах не валяются.

@темы: Книги

01:24 

Transistor

Гайдзин в своём отечестве

Похоже, у меня стало одной любимой игрой больше. Думаю, многие мои знакомые если не попробовали ещё Transistor, то хотя бы видели арты или промо и в курсе, что это такое.
Известно, что эту игру ждали и возлагали на неё большие надежды, ибо предыдущая игра от Supergiant Games, Bastion, была слишком уж хороша. Transistor не избежал участи быть сравнённым со своим предшественником решительно по всем пунктам, но мне, можно сказать, повезло: я не играла в Bastion и мне абсолютно нечего было ждать от Transistor'а. Думаю, это сильно сказалось на общем впечатлении, но воспринимать Transistor в отрыве от чего бы то ни было оказалось тоже вполне неплохо.
читать дальше

@темы: Игры

02:33 

«Generation П»

Гайдзин в своём отечестве
Всё разрешилось на излёте 90-х годов,
Когда в стране меняли души на попсу и кока-колу.

Константин Арбенин.

Популярность Пелевина я для себя объясняю довольно просто: стране нужен был свой Чак Паланик. Свой Ирвин Уэлш. Свой Уэльбек и Бегбедер, в конце концов. Икона контркультуры и, по хлёсткому выражению Архангельского, "интеллектуальная попса". Хотя всё творчество этих авторов и не поставишь в один ряд, все они в чём-то да перекликаются друг с другом и с Пелевиным. Времена такие. Самозарождение постмодернизма просто стало в какой-то момент неизбежно.
На год опередившее своего брата-близнеца «99 франков» Бегбедера «Generation П» укрепило позиции Пелевина на тёпленьком месте любимца ещё толком не оклемавшегося от перестройки небыдла. Книга в каждой строке пропитана пресловутой советской и русской ментальностью, густой и, пожалуй, неповторимой (что вовсе необязательно что-то хорошее). Бессовестная провокация литературного мира и широкого читателя, феноменальное надувательство путём обличения общества потребления. Лучшее, что можно делать с помощью пелевинской мысли - вылавливать людей, которым он ВНЕЗАПНО раскрыл на всё глаза, и они даже ненадолго твёрдо решили круто изменить свою жизнь. О, он делает это мастерски своими изысканными неологизмами, конспирологическими мистификациями, жонглированием мифами и приглашением в неизведанную страну наркокультуры, грязи и такой притягательной мерзости, что невозможно удержаться.

Одна из моих любимых метафор у Балабанова - женские образы в «Грузе 200», так или иначе символизирующие Родину. Родину как обрюзгшую, тупую бабищу, выжившую из ума и сидящую в собственном дерьме, круглые сутки с умилением глядящую в экран телевизора, из которого улыбчивый черномазик поёт зажигательную Hafanana. Родину как маленькую напуганную девочку, только что начавшую вставать на ноги и возомнившую себя взрослой, но уже поруганную, изнасилованную и брошенную в одиночестве. Родину, способную однажды взять ружьё.
Сколько ещё раз нужно купить её и продать? Сколько раз разодрать на части и перевернуть с ног на голову? Всё равно. Потому что ничего путного из этой страны уже не выйдет.

Главное помнить, что реклама, как и порнография, - это не искусство. Исключения лишь подтверждают правило.

@темы: Кино, Книги

05:18 

«Класс коррекции», 2014

Гайдзин в своём отечестве
Невидимые дети в нашей стране - это не только дети-404. По Умберто Эко, один из признаков фашизма - презрение к слабому, в частности - к инвалидам. Для обозначения дискриминации людей с инвалидностью даже есть свой термин - эйблизм. Инвалиды навсегда останутся людьми второго сорта, пока мы опускаем глаза, переходим на другую сторону улицы, создаём внутри образовательных учреждений гетто и хотя бы мысленно допускаем раздражение и брезгливость. И в этом замкнутом круге изгоев закономерно формируется собственное общество, где торжествует всё тот же закон джунглей. Закон, который хорошо знаком нам по «Повелителю мух». Когда общество отворачивается, не стоит ждать от кучки изгоев смирения и покаяния. Люди с ограниченными возможностями, детдомовцы, жертвы насилия и прочие угнетённые и отброшенные по воле злых обстоятельств на обочину жизни не становятся автоматически святыми. Это не значит, что они не заслуживают жалости. Это значит, что и в них тоже может сидеть зверёныш, который однажды вырастет в Зверя. В того самого.
Наследие Германики, конечно, неискоренимо: влияние заметно невооружённым глазом в операторской работе и монтаже, в гиперреалистичной игре актёров (кроме главной героини - то ли образ недоработан, то ли исполнительница недотягивает) и в целом в значении по шкале чернушности. Выдавливанием слёз и призывами к состраданию и не пахнет, как и какой-то оценкой событий авторами. Ни ответов, ни морали здесь нет. Давать ответы кино в общем-то не обязано. Надо учиться искать их в самих себе. Тогда, быть может, что-то и изменится.

@темы: Кино

04:33 

Мари-Од Мюрай, «Oh, boy!»

Гайдзин в своём отечестве
Эталонный пример произведения в жанре young adult - повесть о Кендалл Стриклинд, которую пишет героиня Шарлиз Терон в одноимённом фильме: пустое идиотское чтиво, влетающее в одно ухо и вылетающее из другого, призванное лишь удовлетворительно развлечь на некоторое время, при этом уморительно смешное с точки зрения любого нормального человека. Не требующее приложения умственных усилий развлечение, но обязательно с исключительным главным героем, в духе ранней Донцовой, только для тинейджеров. Замкнутый круг: дебилизирующая литература, которую, впрочем, всерьёз только дебилы и могут читать.
Вообще-то мне хотелось дочитать «В поисках Аляски» и на этом закончить историю своих отношений с Джоном Грином, но я и половины не смогла в себя впихнуть за неделю. Решив отвлечься, открыла «Oh, boy!»... И не закрыла, не дочитав до конца.
«Oh, boy!» позиционируется как подростковая литература, но я бы эту книжку давала читать прежде всего родителям - по многим причинам, в том числе потому, что она будет интересна вне зависимости от возраста читателя, а это важно: когда книга интересна не только детям, но и взрослым, не только женщинам, но и мужчинам. Это в принципе один из показателей хорошей литературы. Единственная категория людей, которым «Oh, boy!» давать не стоит - высоколобые моралисты, ханжи и прочие православные активисты, но этим уже ничто не поможет.
У книги множество вещей, за которые её можно ругать: ряд набивших оскомину штампов, несколько не слишком удачных художественных приёмов, заголовки формата "глава такая-то, в которой случается то-то и то-то". И ещё отсутствие явной морали, вынуждающее делать выводы самостоятельно. Но многое другое, что может вызвать отторжение, как раз наоборот примечательно в хорошем смысле: в детской книге есть положительный (хотя и отягощённый стереотипами) образ гомосексуалиста. В детской книге говорится о раке, самоубийстве и домашнем насилии. Детская книга вообще предельно жестока, если смотреть на историю абстрактно, но из-за мощного оптимистического настроя (чрезмерно оптимистического иногда) и хорошего в итоге конца воспринимается как довольно жизнеутверждающее произведение.
Советовать, пожалуй, можно только тем, кого сколько-нибудь интересуют социальные проблемы и хотя бы кухонная психология. Всем и каждому, в отличие от восторженных рецензентов, порекомендовать не могу: любители эпосов или, скажем, те, кто в литературе признаёт лишь фантастику, вряд ли оценят. Но особенность «Oh, boy!» как раз в том, что её не нужно воспринимать в контексте какого-то литературного пласта, даже, пожалуй, в общем потоке подростковых книг. «Oh, boy!» нужно рассматривать только в контексте реальной жизни: с её мелочами, бытовухой, неурядицами и несовершенством.

@темы: Книги

22:12 

«Филомена», 2013

Гайдзин в своём отечестве
Макгаффин - это придуманное Альфредом Хичкоком остроумное определение предмета, вокруг которого вертится сюжет той или иной истории. Как правило, сам этот предмет при ближайшем рассмотрении оказывается не таким уж важным, первостепенным становится то, что происходило во время его поиска.
«Филомена» - сестра по духу «Фрау Эллы», и героиня, и сама картина. Фильм, наполненный светлой, но горькой ностальгией, печальный, но не сопливый, с сильным жизнеутверждающим посылом.
История, не боящаяся говорить о простых и важных вещах, которые принято подчас стыдливо замалчивать: важность сексуального просвещения, последствия прикрытого фальшивым благочестием ханжества, разрушительная сила атавизмов средневековой религиозной морали. На худой конец, толерантность, сострадание, умение прощать и противостоять мировой несправедливости - несмотря на то, что героям не совсем хорошо это удаётся.
«Филомена» повествует, в общем, не о самом страшном и стыдном эпизоде новейшей истории, но о некотором количестве личных трагедий, за которые никто никогда не ответит; сколько их было в самом деле - ни в чём не повинных, в общем-то, девушек, чьи судьбы были поломаны осатаневшими старыми девами, которые совсем необязательно хотели как лучше? Глядя глобальнее, сколько горя могло бы не случиться, если бы меньше власти было в руках не тех людей... Ведь началось всё с малого: со стремления навязать другим образ жизни, который считаешь единственно правильным. И здесь это только удручающее пуританство, но и оно способно калечить жизни, не говоря уже о вещах куда более чудовищных.
Макгаффин, за которым гонится Филомена, всё же имеет значение. Перипетии её поиска отступают на второй план, когда мы узнаём о том, кого именно и почему она ищет. Это тот самый случай, когда детективная составляющая сюжета может молчаливо отступить, потому что в истории есть более важные вещи, чем разгадки каких-то тайн.

@темы: Кино

21:51 

Гайдзин в своём отечестве
Во время обсуждения «Мальчика в полосатой пижаме», почему-то очень часто звучит фраза "ответственность за историю". Меня это несколько удивляет, и не потому, что авторы «Мальчика» ни в чём не каются: это американо-британский фильм, а по-настоящему пронзительные картины о Холокосте и фашизме изнутри снимать умеют пока всё-таки только немцы и иногда ещё французы.
Скорее, меня ставит в тупик сама формулировка. Ответственность за историю - это не бесконечное раскаяние, ответственность за историю может и должна равняться ответственности за настоящее. Только так фраза лишена лицемерия. Зло в нашем мире существует в огромном количестве, даже если мы с ним не сталкиваемся или по юности или из безразличия не знаем о нём. Наш долг перед историей - всего лишь не способствовать ему сознательно или из страха - как герой «Мальчика». И не делать вид, что это нас не касается. На олимпиаде тридцать шестого года в Германии никто ничего подозрительного не заметил, а между тем первый трудовой лагерь для евреев появился... в каком там? В тридцать третьем году?
Повод в абсолютно любые времена жить с открытыми глазами.

@темы: Кино

16:14 

«Виноваты звёзды», Джон Грин

Гайдзин в своём отечестве
Меня серьёзно подставили: порекомендовали почитать автора, утаив, что он сейчас в главных трендах и что буквально в данный момент выходит экранизация его романа. Но я ей это ещё выскажу, а пока просто оправдываюсь сама перед собой, почему вообще взяла это в руки.

Неизлечимо больные люди в масскульте как-то незаметно заняли подростковую нишу. Если мы как-то привыкли к тому, что обычно примириться с неизбежностью приходится более-менее взрослому человеку, то в последнее время ну просто с невероятной частотой это приходится делать молодёжи. Здесь и «Сейчас самое время», и «Беспокойные», и вот теперь нашумевшие «Виноваты звёзды».
Эта книга однозначно намного лучше, чем «Бумажные города». В этот раз Грин не пытался выставить героев такими, какими они не являются и не могут быть. Он знает, о чём пишет и хорошо понимает, как это нужно делать, поэтому фальши в тексте - самый минимум. Не без перебора и не без натяжек местами, но всё равно верибельно, что очень важно и славно, если взрослый пишет о ребёнке.
Когда речь о раковых больных, главное - не переборщить с выжиманием слезы и не утонуть в соплях. Оставить сильную ноту надежды, не зацикливаться собственно на факте болезни и не забыть, что перед нами - живой человек, а не одна ходячая опухоль. Живому человеку позволительно не сечь фишку «V значит Вендетта», быть вегетарианцем, проявлять сварливость и слабость, потому что люди несовершенны и не становятся автоматически святыми, когда заболевают раком.
Давно гуляющий по сети фильм снят почти дословно и без фейлов, кое-где даже удачно поработал над ошибками оригинала по части структуры повествования. Ещё есть Уиллем Дефо например.
И то, и другое можно смело пропускать. Ничего особенного, местами трогательно, но без откровений. Печально, что вердикт «неплохо» приходится выносить только из-за отсутствия клюквы. Потому что по факту всё равно довольно слюняво и с художественной точки зрения слабовато.Без цинизма это воспринимать я, увы, не готова.

@темы: Кино, Книги

20:34 

Гайдзин в своём отечестве
Пропустило. Есть такое.

@темы: Ice-Pick Lodge, Игры, Мор. Утопия

03:56 

«Бумажные города», Джон Грин

Гайдзин в своём отечестве
Подросток - зверь непредсказуемый и плохо приручаемый. Со времён «Над пропастью во ржи» стало особенно модно заглядывать к нему в душу, искать в молодой личности нечто совершенное и тотально недоступное взрослым людям, чрезвычайно поэтизировать незрелость и путь к себе, выражающийся подчас в довольно бестолковом бунтарстве. Именно поэтому всяческие «Субмарины», «Хорошо быть тихоней» - да тысячи их! - произведения не могут не вызывать снисхождения.
Кому это всё нужно? Взрослые таким масскультом редко интересуются и правильно делают: литература о подростках для подростков всё же в большинстве своём удручающе примитивна. Но самим подросткам давать читать книги о них же тоже надо с осторожностью: затрагиваемые темы гибкий и слабый разум редко способен воспринимать так, как надо. Кто в том возрасте, заглядывая внутрь себя, не видел в собственной душе бездны? Я знаю, о чём говорю: ещё вчера, если не сегодня утром, я была таким подростком. Я знаю, как опасно внушать ему, что он что-то значит сам по себе, такой, какой есть.
Потому что Марго Рот Шпигельман - не новый Холден Колфилд. Вообще никто не Холден Колфилд кроме Холдена Колфилда. Пустота, которую она внутри себя чувствует, объяснима просто: она пустышка. Хоть обчитайся ты Уитмена, с мозгами и характером потенциальной королевы бала никем другим уже не станешь. Когда тебе от пятнадцати до двадцати, хотеть сбежать из дома и верить, что никто тебя не понимает - нормально. Ненормально, когда остальные видят в тебе больше, чем в тебе есть, а ты радостно поддерживаешь эту иллюзию.
Вредная книга, если не рассматривать её с позиции «как делать нельзя». Отдельный жирный минус - за бездуховный быт американской старшей школоты и юмор в лучших традициях Камеди Клаба.

@темы: Книги

17:30 

Гайдзин в своём отечестве

Кто-то не верил, кто-то боялся, кто-то надеялся, что этого не случится, но теперь последние сомнения развеяны у самых отъявленных скептиков: Мор вернётся. Не знаю, кому как, но мне уже сейчас ясно: всё будет ПРАВИЛЬНО. Точно так, как надо. Эти люди изменили мою жизнь, подарили мне друзей и любовь и вообще сделали из меня то, что есть сейчас, а уж что выросло, то выросло)
Я призываю всех поддерживать морально и материально господ Ледорубов, снабжать их деньгами, едой, наркотиками, любить их, беречь, продавать свои внутренние органы во имя обессмерчивания их дела.
Pathologic (Мор.Утопия) -- Kicktraq Mini

@темы: Мор. Утопия, Игры, Ice-Pick Lodge

16:03 

«Подруги-отравительницы», Альфред Дёблин

Гайдзин в своём отечестве
Это должно было быть интересно - история запретной и роковой любви. Но на деле оказалось сплошное расстройство и разочарование. Абсолютный антиэталон того, какими должны быть книги о любви между женщинами. Хороший пример истории с любовным многоугольником, где все углы - тупые, трусливые и подлые.
Суховатое повествование рассказывает о реальной истории суда над двумя женщинами в Берлине начала двадцатых. Состоявшие в предосудительной связи дуры общими усилиями дошли до того, что было бы здорово отравить своих мужей и припеваючи зажить вместе, но исполнила замысел только одна - та, что была помоложе, поинфантильнее и поглупее. В ходе расследования выясняется, что обе фигурантки не совсем психически здоровы и отстают в умственном развитии, что не мешало высоколобым моралистам и докторам того времени глубокомысленно рассуждать о порочности однополой любви (с)
Но ни любовью, ни темой гомосексуальности эта история и смутно не пахнет. Феминистки нередко утверждают, что насилию над женщиной нет оправданий, но Элли Линк просто нарывается на то, чтоб её били, насиловали и унижали. Она никак не пытается вылезти из болота, в котором погрязла, её побеги от ненавистного мужчины ни к чему не приводят: в один момент она готова порвать с ним навсегда, в другой - снова любит его, как прежде. Её настроение меняется по тридцать раз за главу. Дёблин пытается анализировать её состояние, но анализировать там тотально нечего: она просто шаланда и безмозглая курица. Не встреть она свою подругу Грету, нашла бы себе богатого папика и всё так же блеяла бы, и металась, не зная, чего она вообще хочет - кроме красивой жизни и развлечений. Просто сложилось так, что две дуры сошлись а том, что все мужики - кАзлы, на этой почве они и придумали себе любовь и взаимопонимание. Не порочность однополой любви, а проблемы воспитания, меркантильность и легкомыслие молодых девушек психоаналитикам надо было обсуждать. Среди лесбиянок полно блядей, мразей и тупиц, только вот Элли Линк - не лесбиянка. Она просто блядь, мразь и тупица случайно спутавшаяся с такой же блядью, мразью и тупицей.
Ничто не для кого вообще. Радует лишь, что Дёблин вроде бы больше ничего похожего в своей жизни не писал.

@темы: Книги

Предчувствие грозы

главная